hmelnicky (hmelnicky) wrote,
hmelnicky
hmelnicky

Categories:

Об "атомной бомбе" под Россию на примере белорусизации 20-х годов

Оригинал взят у mir_mag в Об "атомной бомбе" под Россию на примере белорусизации 20-х годов
Возвращаясь к некоторым высказыванием Путина и полемике вокруг них, решил проиллюстрировать данный тезис на примере белорусизации.
Сам вопрос, конечно же глубже и многообразней, но, думаю эти куски из разных источников будут достаточно иллюстративны.
Предыстория
Известный русский монархист И. Л. Солоневич, выходец из белорусской крестьянской семьи, описывал положение родного края перед Первой мировой войной следующим образом:

Политическая расстановка сил в довоенной Белоруссии складывалась так. Край — сравнительно недавно присоединенный к Империи и населенный русским мужиком. Кроме мужика русского там не было почти ничего. Наше белорусское дворянство очень легко продало и веру своих отцов, и язык своего народа, и интересы России. Тышкевичи, Мицкевичи и Сенкевичи — они все примерно такие белорусы, как и я. Но они продались. Народ остался без правящего слоя. Без интеллигенции, без буржуазии, без аристократии — даже без пролетариата и без ремесленников. Выход в культурные верхи был начисто заперт польским дворянством. Граф Муравьев не только вешал. Он раскрыл белорусскому мужику дорогу хотя бы в низшие слои интеллигенции. Наша газета опиралась и на эту интеллигенцию — так сказать, на тогдашних белорусских штабс-капитанов: народных учителей, волостных писарей, сельских священников, врачей, низшее чиновничество.
https://traditio.wiki/%D0%91%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D1%80%D1%83%D1%81%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F

............

Ход белорусизации
Впервые в БССР о необходимости проведения политики по продвижению белорусского языка в общественной и государственной жизни было заявлено на II Всебелорусском съезде советов (декабрь 1920 года)..
В марте 1923 года на VII съезде (XII партконференции) КП(б)Б создание условий для развития белорусской культуры было заявлено в качестве одной из целей правящей партии.

Однако уже первые заявления о намерении провести расширение употребления сферы применения белорусского языка встретили противодействие части партийной элиты, и на X съезде РКП(б) была зачитана записка, в которой утверждалось, что коммунисты в БССР «искусственно вводят белорусскую национальность». В этот период в государственной и общественной элите было достаточно управленцев, которые «придерживались позиций великорусского шовинизма. Это значительно затрудняло ход белорусизации. Другим препятствием было то обстоятельство, что города советской Белоруссии были преимущественно русскоязычными. Однако этот момент не смущал сторонников белорусизации. На том же X съезде РКП (б) съезде белорусизация получила поддержку и идеологическое обоснование со стороны И. В. Сталина, который исходил из того, что русскоязычный город рано или поздно перейдет на язык окружающей его иноязычной сельской местности. И. В. Сталин заявил: «Здесь я имею записку о том, что мы, коммунисты, будто бы насаждаем белорусскую национальность искусственно. Это неверно, потому что существует белорусская национальность, у которой имеется свой язык, отличный от русского, ввиду чего поднять культуру белорусского народа можно лишь на родном его языке. Такие же речи раздавались лет пять тому назад об Украине, об украинской национальности. А недавно еще говорилось, что украинская республика и украинская национальность — выдумка немцев. Между тем ясно, что украинская национальность существует, и развитие ее культуры составляет обязанность коммунистов. Нельзя идти против истории. Ясно, что если в городах Украины до сих пор еще преобладают русские элементы, то с течением времени эти города будут неизбежно украинизированы. Лет 40 тому назад Рига представляла собой немецкий город. Но так как города растут за счет деревень, а деревня является хранительницей национальности, то теперь Рига — чисто латышский город. Лет 50 назад все города Венгрии имели немецкий характер, теперь они мадьяризированы. То же можно сказать о тех городах Украины, которые носят русский характер и которые будут украинизированы, потому что города растут за счет деревни. Деревня — это хранительница украинского языка, и он войдет во все украинские города как господствующий элемент. То же самое будет с Белоруссией…».

Другими важными проблемами, которые значительно затрудняли ход белорусизации, были отсутствие унифицированного литературного языка из-за лексических и фонетических региональных особенностей, недостаточная разработанность устоявшейся терминологии (её созданием активно занимался Институт белорусской культуры) и отсутствие практики обслуживания различных сфер деятельности. Кроме того, многие люди, которые владели устным белорусским языком, испытывали сложности в письменной речи и, соответственно, не могли полноценно вести делопроизводство на нём. Определённое влияние оказывали навязанные в период пребывания территории Беларуси под властью Российской империи стереотипы о «холопском» статусе белорусского языка, невозможности его применения в сложных ситуациях
С 1924 года началась белорусизация в частях Белорусского военного округа. 24 марта 1924 года Реввоенсовет СССР утвердил план развития национальных частей в РККА, в соответствии с которым предлагалось в короткие сроки создать соединения по национальному признаку. Из 23 соединений БВО статус национальных получили только две дивизии. На первом этапе формирование национальных дивизий было осложнено недостатком квалифицированных специалистов-белорусов — так, в 1926 году во 2-й белорусской дивизии доля белорусов среди политсостава составляла 65,5%, среди административно-хозяйственного состава — 39,1%, среди командного состава — 36,3%, среди ветсостава — 20%, среди медсостава — 12%, в то время как среди младшего административного и рядового состава доля белорусов достигала 71%, и её планировалось довести до 90%. Для скорейшей белорусизации повседневной работы проводились курсы изучения белорусского языка[10]. Окончательная белорусизация 2-й дивизии была произведена к 1929 году. В 1927 году в Минске был издан «Практычны беларускі вайсковы слоўнік», где содержалась разработанная военная терминология. В 1929 году начала выходить газета «Чырвонаармейская праўда», в которую писали белорусы со всего СССР.

Аналогичные процессы происходили и на смежных с Белорусской ССР территориях РСФСР. Так в середине 30-х годов только в Смоленской области РСФСР было 99 белорусских школ с числом обучающихся св. 10 тыс. чел.
https://www.newikis.com/ru/wiki/%D0%91%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D1%80%D1%83%D1%81%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F

.......................................

Национально-культурное строительство в СССР предусматривала ряд культурно-просветительских и администрацийных мер. Подобные меры активно использовались в то время по всему СССР, были они применены и в Советской Белоруссии. Такие меры вовлекали:

а) перевод преподавания на родном языке коренной национальности не только в начальной, но и в средней и профессионально-технической школе, а по возможности и высшего (62, 76-77, 132-134);

б) расширение книгоиздания на национальных языках, по возможности, с доведением доли национальных изданий пропорционально численности населения этой националь ности (61, 85, 135), но в фокусе издательской политики была преимущественно пропагандистская литература;

в) перевод (в большинстве случаев частичный) органов республиканского и местного печати на язык коренной национальности (73);

г) перевод общения и делопроизводства в советском и (по возможности) партийном аппарате, профсоюзах, службах коммуникации и в местных единицах Красной Армии на язык коренной национальности (65, 72-73, 85, 87, 130-131), прежде всего тех отраслей аппарата, что контактировали с местным населением (99) и в тех коммуникационных жанрах, что имели массовый, публичный характер (78);

д) при занятии должностей отдавать предпочтение кадрам из числа коренной национальности, а среди инонациональным кадров — тем, кто знает местный язык и местные условия (67, 81-82); соответственно этому увеличивался и процент представителей коренной национальности в составе выборных органов (82 — 83);

е) изучение сотрудниками аппарата местного языка и культуры (68, 131, 137-138).

Главным вопросом белорусизации партия провозглашала белорусский язык (60). Здесь власти, действительно, столкнулись со значительной проблемой. Белорусский литературный язык не была подготовлена к функционированию в качестве средства высокой коммуникации. Ее ресурсы были недостаточно разработаны, а нормы нестабильны. К тому времени белорусский язык существовала как диалект и не имела отличительной практики использования в письменной области (за исключением художественной литературы), тем более в сфере общественно значимой коммуникации (16, 60-61, 102, 232). «… Белорусский язык составляет ся искусственно. <…> … В школах … внедряется искусствен но созданный белорусский язык. <…> … Фактически вся учительская массе не знает Белорусского языка »- так трактовал тогдашнюю белорусский язык один из партийных активистов в 1923 г. (48-49). На это В. Игнатовский отвечал:

«Это факт, что у нас … Нет единого Белорусского языка, и тот язык, Который преподаётся, не есть еще народный. <…> Верно замечено, что тот русский язык, о которй идет речь, во многом искусственный, в нем мало Взято из жизни. Но следует отметить, что язык литератур ный приближается к народному по мере пользования Им масс. До сих пор русский язык создавался интеллигентами. <…> Поэт вполне естественно различия Между искусственным и народным языком, и разрыва будет преодолён тогда, когда мы все будем пользоваться белорусским языком »(51).
Расширяя употребление белорусского языка, власти столкнулись еще с одной сложностью. Подавляющее большинство белорусского населения была слабо знакома со своей литературным языком. Приобретение образования ранее для белорусов всегда происходило в чужом языке и означало ассимиляцию с чуждый культурой. Поэтому они, имея низкий уровень сознания, проявляли пиетет к более разработанных российского или польского языков и на их фоне воспринимали белорусский язык как искусственную или несовершенную (48-49, 52, 56-57, 95), непонятную (212, 215), даже «холопским, не дающую Никаких прав» (60, 90-91). Власти хорошо разбирались в тогдашней языковой ситуации. Блестящий социолингвистических анализ положения белорусского языка в обществе подал А. Крыницкi, первый секретарь ЦК КП (б) Б (94-97, 100-101). Партийное руководство обращала внимание на русификаванасць части белорусского населения и предполагала мягкими мерами, примерами и через разъяснительную работу побудить людей до пользования родным языком в престижных сферах коммуникации (20-21, 98-99, 101). Населения, под влиянием шовинистической идеологии, вначале встретила введение белорусского языка неодобрительно, так что даже потребовалось вести в массах разъяснительную работу о целях и задачах этой политики белорусизации (84, 91). Но уже в 1926 г. А. Крыницкi, первый секретарь ЦК КП (б) Б, отмечал, что в белорусских округах:

«… Крестьянин уже на Практика, на опытах убедился, что белорусский язык это не есть" бесправный язык "и" мужицкий язык ", с которй учиться нельзя, с которй только" детей запутать можно ", а дальше никуда НЕ пойдёшь, там крестьянин видит , что этот язык такой же равноправный, как язык русский, Потому предпочитаете пользоваться своим белорусским языком »(97)
http://belhist.ru/2012/08/belorusizacija-v-dokumentah-igor-klimov/
.....................................
В Конституции БССР 1927 г. было законодательно закреплено положение о том, что благодаря значительному преобладанию в БССР «населения белорусской национальности белорусский язык определялся как язык, преобладающий для взаимоотношений между государственными, профессиональными и общественными учреждениями и организациями».
http://superresheba.by/resh/919
.....................................
Последствия
25 февраля 1933 г. газета "Правда" опубликовала письмо белорусского учителя Г.П.Сцепуро:
Я учитель, окончил в Минске университет и в настоящее время работаю преподавателем физики и математики в школе-семилетке в г.Бобре Крупского района (БССР). На работе я говорю только по-белорусски. Если увлекаясь скажу что-нибудь по-русски, то сейчас же поправляюсь. слежу за собой. Но в личной семейной жизни я говорю по-русски просто потому, что на этом языке мне легче говорить. И вот случился инцидент. Одну маленькую записку на имя предсельсовета я случайно написал по-русски. И в то время в школу прибыли зав.районо Чепель и председатель райкома союза Рабпрос т.Голованов. Они выступили с моей запиской на собрании просвещенцев, заявив, что эта записка фигурировала на пленуме рика и райкома КП(б)Б и будет фигурировать на сессии ЦИК БССР. Меня обвинили в махровом великодержавном шовинизме. Выступив, я признал свою ошибку в деле с запиской. Тут же я подтвердил, что дома все время говорю на русском языке, но не вижу в этом ничего неправильного. После моего объяснения обвинения усилились. Мне объявили, что дома, в разговоре с женой, я должен употреблять исключительно белорусский язык. В результате был поставлен вопрос об исключении меня из союза и о снятии с работы. Только после того, как я согласился с тем, что дома обязан тоже говорить только по-белорусски, ограничились тем, что вынесли мне строгий выговор с предупреждением и занесением в личное дело. Я признал свои ошибки и чистосердечно решил даже в семье не говорить по-русски, но сомнение в правильности всего этого не дает мне покоя. Неужели, если я заговорю на улице с товарищем или дома с женой на русском языке, я обманывают партию? Нет ли здесь некоторого перегиба в обратную сторону?
ЦК РКП(б)-ВКП(б) и национальный вопрос. Книга 1. 1918-1933 гг. М, РОССПЭН, 2005 - стр.702

https://www.newikis.com/ru/wiki/%D0%91%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D1%80%D1%83%D1%81%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments